Доказательная медицина в урологии

Доказательная медицина против «научного мусора»

Доказательная медицина в урологии

Современная медицина – это медицина, основанная на доказательствах. Это значит, что все решения о применении тех или иных лечебных, диагностических или профилактических мероприятий должны приниматься исходя из имеющихся подтверждений их эффективности.

Необходимость выработки концепции доказательной медицины (evidence-based medicine) возникла из-за растущей потребности в критической оценке медицинской информации с целью установления ее надежности и достоверности. В целом концепция была сформулирована в конце 80-х годов XX века.

Однако практика показывает, что принцип доказательности в отечественной медицине еще не приобрел всеобъемлющий характер.

Участники симпозиума по доказательной медицине, который состоялся в рамках XXIV Российского национального конгресса «Человек и лекарство», рассмотрели случаи, когда сложившаяся в российской медицине и здравоохранении практика противоречит принципам, «проповедуемым» научным обществом Кокрейна.

Это наглядно продемонстрировал доклад доцента кафедры клинической фармакологии и фармакотерапии КФУ (Симферополь) Александра Матвеева, исследовавшего инструкции к лекарственным средствам.

Инструкция по применению лекарственного препарата, которую можно найти в упаковке, носит официальный характер.

Ее содержание утверждается уполномоченным органом в сфере обращения лекарственных средств, а сам этот документ является одним из условий государственной регистрации, пояснил Александр Матвеев.

«Инструкция по применению – это квинтэссенция всех данных по безопасности и эффективности лекарственного препарата, полученных в ходе доклинических и клинических исследований, пострегистрационного опыта применения, а также отчасти и результатов изучения качества», – сообщил он.

Очевидно, что инструкции к препаратам с разными торговыми названиями, но одинаковым международным непатентованным наименованием в одной и той же лекарственной форме и дозировке должны совпадать в вопросах безопасности использования у детей, беременных и кормящих пациенток, как и во всех других показателях. Это – логическое следствие из принципов доказательной медицины.

На российском рынке зарегистрировано 2339 международных непатентованных наименований препаратов и комбинаций, которые представлены в виде 11 тыс. 155 торговых наименований.

Однако информацию о 329 наименованиях, которые находятся в свободной продаже, вы не встретите в реестрах лекарственных средств. Более семи тысяч торговых наименований имеют дубликаты.

Уникальных лекарственных препаратов, международному непатентованному наименованию которых соответствует единственное торговое наименование, в реестре только треть.

Так на российском рынке обращается 153 диклофенаков, 97 этиловых спиртов, 74 метронидазола, 70 азитромицинов, 61 ацикловир, 59 дротаверинов, 64 амброксолов.
При этом исследование показало, что инструкции по применению препаратов с разными торговыми наименованиями, но относящихся к одному MНН, отличаются.

Доцент Александр Матвеев на примере дротаверина продемонстрировал «чудесные превращения» инструкций к созданным на его основе препаратам, которые обращаются в настоящее время на российском рынке.

Так, изучая эти документы, по его словам, можно узнать, что 65% растворов данного препарата требуют ограничения использования по возрасту пациента, а 35% этого не требуют. Есть ограничения: «с 6 лет», «с 18 лет» и иные.

Часть инструкций ограничивают применение препарата при беременности и родах, а часть никаких ограничений не вводят. Еще больше отличий в инструкциях, приложенных к таблеткам.

«Чем больше копий препарата обращается на рынке, тем больше разночтений в инструкциях», – отметил докладчик. 20% инструкций к лекарственным препаратам опускают информацию о возможности использования лекарственного средства при лактации.

Ученые считают, что данный вопрос должен быть адресован к контролирующим организациям, а также взят на контроль пациентских сообществ. Разнообразие во взглядах на эти проблемы недопустимо или должно быть тщательно обоснованно, подчеркнул А.

Матвеев.

Ольга Реброва, председатель московского отделения Межрегиональной общественной организации «Общество специалистов доказательной медицины», проанализировала методы, предлагаемые для лечения, диагностики и профилактики при проведении диспансеризации населения. Некоторые из них не оказывают клинического эффекта, либо наносят вред здоровью, однако активно продвигаются недобросовестными медиками или псевдо-медиками. С ненадежной медицинской информацией и пациенты, и врачи сталкиваются ежедневно.

Исследователи оценили, как влияют на уровень смертности те показатели, которые определяются в ходе диагностических процедур при диспансеризации и используются в качестве маркеров заболеваний. Были оценены 712 публикаций и 22 систематических обзора по данной теме.

В результате ученые сделали вывод, что из двух десятков диагностических обследований, предлагавшихся населению, только два имели доказанное влияние на сокращение смертности. Это – анализ кала на скрытую кровь и УЗИ брюшной аорты.

А вот проведение маммографии имело выраженный эффект только у женщин старше 50 лет. Не влияет на сокращение случаев гипертензии и разовое измерение артериального давления при диспансеризации – только мониторинг может быть рекомендован и полезен.

По словам Ребровой, сокращении программы диспансеризации до доказанных исследований за год привело бы к экономии 20 млрд рублей.

Как неудовлетворительную оценили исследователи ситуацию с методологией научных исследований в отечественной медицине.

Методический уровень публикаций в ведущих российских медицинских журналах и защищаемых диссертаций весьма невысок, что связано в первую очередь с низкими требованиями, предъявляемыми редакциями и диссертационными советами.

Руководитель отделения Московского НИИ психиатрии Александр Немцов отметил, что отечественные научные статьи почти все не отвечают международным формальным критериям научности.

Например, от 20 до 80% статей, опубликованных четырьмя ведущими отечественными НИИ в области психиатрии, за 25 лет не цитировались ни разу, а это значит, что данные работы малоэффективны. Вывод неутешителен: если не повысить требования к исследованиям, до половины из них будут оставаться «научным мусором».

Социальные кнопки для Joomla

выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://lekoboz.ru/meditsina/dokazatelnaya-meditsina-protiv-nauchnogo-musora

Урология

Доказательная медицина в урологии

Бытует мнение, что уролог – врач, который занимается диагностикой и лечением мужской патологии. На самом деле в данную медицинскую сферу входит также диагностика и лечение женских болезней данной сферы.

Таким образом, урология делится на такие направления: мужскую и женскую. Врач-уролог лечит заболевания мочеиспускательных путей, почек и надпочечных желез, простаты, мочеточников, внешних половых органов у мужчин.

При каких симптомах необходимо обратиться к урологу?

Помощь этого специалиста требуется при таких проявлениях:

  • боль в проекции почек;
  • болезненное мочеиспускание;
  • затруднение вытекания мочи;
  • отек и покраснение внешних половых органов, появление высыпаний;
  • боль и дискомфорт в области половых органов;
  • изменение окраски мочи и особенностей мочеиспускания;
  • непроизвольные акты мочеиспускания.

Эти проявления говорят о патологии мочеполовых путей. Есть также признаки патологии почек. К ним относится общая слабость, снижение аппетита, сонливость и снижение трудоспособности. При почечной патологии появляется характерная отечность. Отеки наблюдаются в утренние часы. Это может быть пастозность и одутловатость лица. Ткани и кожные покровы имеют светлый цвет и теплые на ощупь.

Следует обратиться к врачу при появлении любого из этих симптомов для дальнейшего исследования и постановки диагноза.

Направления деятельности врача уролога


Кроме женской и мужской урологии существуют также педиатрическая и гериатрическая. Смежными специальностями являются гинекология, репродуктология, нефрология и педиатрия. Врач уролог должен обладать навыками из этих сфер для дифференциации возможных состояний.

Рассмотрим отличия между женской и мужской урологией.

Врач андролог занимается урологической патологией у пациентов-мужчин. В его деятельность входит диагностика и лечение заболеваний мочевыводящих структур, органов половой системы.

Это могут быть такие заболевания: бесплодие, дизурические проявления, половая дисфункция, нарушение потенции, преждевременное семяизвержение, нарушение полового влечения, деформации внешних половых органов и последствия травм, инфекционная патология, которая распространяется половым путем. Речь идет об уреаплазмозе, герпесе, хламидиозе.

Уролог лечит также воспалительные процессы половых и мочеиспускательных каналов и органов. К ним относятся: простатит, орхит, цистит, воспаление уретры, эпидидимит, баланопостит.

Заболевания почек, которыми занимается уролог – нефрит, мочекаменная болезнь, недостаточность почек.

Еще одна сфера деятельности – онкологическая патология. Именно врач уролог должен заподозрить рост новообразования при появлении тревожных симптомов и направить пациента на дообследование. Дальнейшее лечение проводится совместно с онкологом.


Женская урологическая патология – урогинекология. Такой специалист обследует и лечит заболевания женских половых органов, почек, мочеиспускательных структур, надпочечников.

Это может быть цистит, уретрит, мочекаменная болезнь и поражения тканей почек, инфекционная и воспалительная патология, онкологические процессы.

Сексуальные расстройства, снижение полового влечения и болезненность при половом акте также входят в сферу деятельности специалиста.

Детский врач уролог лечит вышеперечисленную патологию у пациентов до 18 лет. Его деятельность включает в себя профилактические меры и предотвращение осложнений.

Что происходит на приеме у врача?

Уролог проводит детальный опрос пациента. Большое значение имеют жалобы, самостоятельно озвученные пациентом, так как они беспокоят его больше всего.

Остальные проявления врач может уточнить с помощью наводящих вопросов. Далее следует уточнение жалоб, их детализация.

Врач должен знать момент возникновения симптомов, когда эти проявления усиливаются, что помогает снизить болезненные ощущения.

Проводится осмотр внешних половых органов, физикальное обследование проекции почек и надпочечников. Это позволяет врачу поставить предварительный диагноз, который называется клиническим. Для его уточнения назначается программа диагностики.

Диагностика в урологии

Для того, чтобы точно определить диагноз, применяются лабораторные и инструментальные методики. Диагностика – основа правильного лечения.

Лабораторные методы исследования мочи

Общий анализ проводится для определения основных физико-химических свойств. С помощью анализатора измеряется кислотность мочи, определяется осадок, удельная плотность. Также, необходимо определить количество лейкоцитов и эритроцитов, белка, глюкозы и клеток эпителия, если они присутствуют.

Есть и биохимический анализ – он нужен для измерения ферментного состава мочи, количества минералов, билирубина.

Из других лабораторных методов для анализа мочи используется метод Зимницкого, Нечипоренко. Это нужно для диагностики функций почек.

Анализ крови – общий и биохимический требуется для определения общего состояния организма. по этим данным можно заподозрить наличие воспалительного процесса, новообразования, почечной недостаточности.

Если есть подозрение на инфекционный процесс – применяются иммуноферментные анализы, определение антител к возбудителям.

Инструментальные методы позволяют оценить структуру органа. Основной из них – ультразвуковая диагностика. Методика доступна и проста в применении, позволяет определить воспаление, новообразование, кисты, травмы и другие структурные нарушения. Если этих данных недостаточно – можно уточнить из с помощью томографии: магнитно-резонансной или компьютерной.

Лучевые методы диагностики дают представление о структуре и функциях мочеполовой системы. Для этого применяется экскреторная урография, пиелография, уретрография, антеградная рентгенография.

После того, как поставлен диагноз – составляется план лечения. В урологии используют консервативную терапию и хирургические методы. Медикаментозное лечения может состоять из антибактериальных препаратов, противовоспалительных веществ, цитостатиков, болеутоляющих средств. Оперативное лечение требуется для радикального устранения проблемы и профилактики осложнений.

Для профилактики патологии мочеполовой системы следует придерживаться таких правил:

  • избегайте переохлаждений;
  • профилактика инфекций, которые распространяются половым путем;
  • профилактика травм и повреждений;
  • регулярная диагностика при наличии наследственной склонности или ранее перенесенных заболеваний мочеполовой системы;
  • тщательное соблюдение правил личной гигиены;
  • своевременное лечение воспалительных процессов;
  • сбалансированное питание;
  • профилактика авитаминоза;
  • избегайте стрессов и эмоциональных потрясений;
  • ранняя диагностика возможных новообразований мочеполовой системы.

Урология – серьезная и важная отрасль медицины. Практически все заболевания мочеполовой системы, в конечном итоге, действуют на состояние и функцию почек. Этот орган – жизненно важный, ведь отвечает за обмен минералов, воды, регулирует продукцию гормонов, отвечает за артериальное давление. Его недостаточность может привести к угрозе не только для здоровья, но и для жизни.

В медицинских центрах АО “СЗЦДМ” врачами-урологами для каждого пациента разрабатывается индивидуальный курс лечения с учетом результатов диагностики и особенностей лечения заболевания, возраста обследуемого и общего состояния организма человека.

Врачи используют только проверенные методы лечения урологических заболеваний, доказавшие свою эффективность в международной практике.

Опыт врачей- урологов АО “СЗЦДМ”  позволяет достаточно быстро определить причину заболевания и эффективно вылечить с возможностью адаптации пациента к половой жизни. 

Источник: https://cdmed.ru/services/urologiya/

Казанская урология: по принципам доказательной медицины | ИД «Практика»

Доказательная медицина в урологии

Еще чуть-чуть и наступит та  самая пресловутая точка невозврата —  демографическая ситуация в нашей стране, об этом говорят неоспоримые  статистические данные, оставляет желать лучшего уже много лет, и видимой тенденции к улучшению обстановки не наблюдается. Кто виноват? Таковых много — это и социальные причины, и большое количество заболеваний, ведущих к бесплодию как таковому. Среди неблагоприятных факторов, влияющих на ухудшение демографической ситуации является урологическая патология.

Одним из ведущих лечебных учреждений города Казани по решению проблем бесплодия, а значит, гинекологической и урологической патологии, является «Клиника Нуриевых».

  Какие именно методы диагностики и лечения урологических проблем сосредоточены в руках современных казанских специалистов — об этом мы решили узнать из уст директора клиники, уролога высшей категории, заслуженного врача РТ Ильяса Рафаиловича Нуриева.

—  Какая урологическая патология на сегодняшний день занимает лидирующие позиции в общей структуре заболеваемости?

—  Заболевания мочеполовой системы составляют примерно 9% общей заболеваемости населения Татарстана, и к сожалению, если посмотреть в динамике, этот процент с каждым годом увеличивается.

С чем это связано? Ответ на этот вопрос неоднозначный: здесь играют роль и ухудшающаяся экологическая обстановка, и низкое качество питьевой воды, не говорю уже о росте количества инфекций, передаваемых половым путем, протекающими чаще всего латентно, из-за чего откладывается визит к врачу… Сегодня ситуация такова, что в структуре заболеваемости и распространенности урологической патологии на территории нашей республики преобладают мочекаменная болезнь, доброкачественная гиперплазия предстательной железы (около 50% мужского населения, начиная с шестидесятилетнего возраста), хронические простатиты. Особую настороженность в плане диагностики вызывает тот факт, что в последнее время значительно выросла заболеваемость мужского населения раком предстательной железы. Актуальной проблемой остается гестационный пиелонефрит и стрессовое недержание мочи у женщин.

— Что представляют собой «мужские» и «женские» урологические проблемы?

—  «Мужские» проблемы связаны прежде всего с заболеваниями предстательной железы (простатит, ДГПЖ, РПЖ) и нарушением сексуальной функции. Добавлю, что в перспективе присоединится и мужское бесплодие.

«Женские» проблемы обусловлены циститом, недержанием мочи и нефроптозом.

—  Как они решаются: какие методы диагностики и лечения используются? Какие подходы можно считать традиционными, но не теряющими свою актуальность, а какие — ноу-хау?

—  В оперативной урологии все больше используются малотравматичные виды вмешательств, например, эндоскопические и лапароскопические. Выделилось направление — андрология по лечению бесплодия и сексуальных расстройств с набором инструментальной и лабораторной диагностики. Все увереннее виден переход к принципам доказательной медицины, причем, экономически оправданной.

  Ноу-Хау нашей клиники является рентгенографическое фазовое исследование мочевых камней с целью определения химического состава, доплеровское ультразвуковое исследование кровотока полового члена с фарм-нагрузкой для уточнения причин эректильной дисфункцией и, безусловно, очень перспективное направление — выявление генетической предрасположенности к заболеваниям, в том числе и в урологии.

—  Расскажите, пожалуйста, более подробно о развитии генетических методах исследования?

—  Необходимость в цитогенетической лаборатории была, в первую очередь, продиктована нуждами отделения ВРТ (отделение существует с 2006 года и занимается лечением бесплодия с применением методов экстракорпорального оплодотворения.) Примерно каждая восьмая пара с нарушением репродуктивной функции нуждается в цитогенетической диагностике, среди мужчин с нарушением сперматогенеза у 5-15% обнаруживаются хромосомные нарушения.

Сегодня мы активно работаем с отделением гематологии РКБ МЗ РТ, проводим кариотипирование пунктата костного мозга.

Одним из последних новшеств стало введение услуги по выявлению предрасположенности к онкологическим заболеваниям (рак простаты, толстого кишечника и мочевого пузыря, рака молочной железы и яичников)

—  Как вы оцениваете  эффективность лечения урологической патологии?

—  Какую эффективность имеете ввиду:  медицинскую или экономическую. Медицинская эффективность — это степень достижения поставленных задач в области профилактики, диагностики, лечения, реабилитации, то есть основных видов медицинской деятельности.

ВОЗ рассматривает медицинскую эффективность как один из аспектов качества медицинского обслуживания наряду с адекватностью, экономичностью и научно-техническим уровнем. Экономическая эффективность определяется соотношением эффекта (результата) и затрат.

Анализ экономической эффективности необходим для управления здравоохранением в условиях ограниченных ресурсов, когда требуется достижение максимального результата при минимальных затратах. В коммерческой медицине оба вида эффективности имеют одинаковую ценность.

—  Какова взаимосвязь урологической патологии с такой важной проблемой сегодня как бесплодие?

—  Сегодня в 50% случаев бесплодие обусловлено именно мужским фактором. Урологи имеют дело с экскреторной формой бесплодия, которая обусловлена изменениями в предстательной железе и семенных пузырьках.

—  Насколько высока обращаемость пациентов к врачу-урологу (если рассматривать на примере вашей клиники). Насколько обязательны урологические осмотры? Какова должна быть их регулярность?

—   Сегодня количество специалистов-урологов недостаточно. Не все кабинеты, клиники располагают достаточной диагностической и лечебной базой, поэтому не всегда пациенты получают ожидаемый результат. В тех же кабинетах и центрах, где благодаря оснащенности оборудованием и квалификации урологов, результативность лечения хорошая, обращаемость пациентов высокая.

Медицинские осмотры мужчин, осуществляемые сплошным методом, наиболее результативны, так как именно они могут реально показать истинную картину распространенности урологических заболеваний.

Но это требует серьезных финансовых и трудовых ресурсов, и, безусловно, взаимодействия всех участников: работодателей, врачей и заинтересованности самого работника. Как показывает практика, если нет жалоб, то достаточно однократного обращения в год, если были проблемы в прошлом и нет жалоб, то дважды в год.

А если все же жалобы есть, то не стоит откладывать визит к урологу. Считаю, что тот мужчина достоин уважения, который сам заботиться о своем здоровье.

Екатерина Лобанова

Источник: https://mfvt.ru/kazanskaya-urologiya-po-principam-dokazatelnoj-mediciny/

Доказательная медицина для гиперплазии предстательной железы

Доказательная медицина в урологии

За последние 5–7 лет мы констатируем пересмотр давно принятых взглядов на гиперплазию предстательной железы (ГПЖ), подходы к диагностике, и особенно к лечению. Не вызывавшая когда-то сомнений монотерапия альфа-блокаторами постепенно сдает позиции комбинированной терапии.

Участниками последнего метода выступают различные группы лекарственных препаратов – от уже упомянутых альфа-адреноблокаторов, блокаторов 5-альфа-редуктазы, бета-3-адреномиметиков, холинолитиков, ингибиторов 5ФДЭ до фитопрепаратов.

Сотрудники редакции «Вестника РОУ» обсудили с профессором кафедры урологии Первого МГМУ им. И.М.

Сеченова (Сеченовского университета), президентом ассоциации специалистов консервативной терапии в урологии «АСПЕКТ», доктором медицинских наук Андреем Зиновьевичем Винаровым особенности современных взглядов на ведение пациентов с гиперплазией простаты.

– Как изменилась заболеваемость ГПЖ в России и мире? С чем это связано?

– Заболеваемость гиперплазией предстательной железы в мире, да и в России, сильно не изменилась и не выросла. ГПЖ справедливо считается одним из самых распространенных заболеваний мужчин старше 50–55 лет.

Изменилось отношение к здоровью, улучшилась информированность пациентов, урологи стали лучше понимать диагностические вопросы, особенно возможности уродинамики, урофлоуметрии, ультразвуковой диагностики, т.е. мы стали точнее оценивать состояние пациентов.

Нельзя забывать об увеличении продолжительности жизни мужчин. Доживая до 70–80 лет, большинство мужчин сталкиваются с проблемами нарушения мочеиспускания. Рано или поздно у пациентов, приближающихся к этому возрасту, гиперплазия простаты все же возникает.

Сегодняшние пациенты хотят не просто жить и не умирать от хронической почечной недостаточности, они хотят иметь хорошее качество жизни.

– Почему вы избегаете использования термина «доброкачественная» гиперплазия предстательной железы? Разве это не общепринятый термин?

– В этом вопросе я придерживаюсь тех основ, которые заложил мой учитель – Юрий Антонович Пытель, который говорил, что если есть «доброкачественная гиперплазия простаты», то должна быть и «злокачественная гиперплазия простаты».

Поскольку последнего вида не существует, то зачем тогда акцентировать внимание на слове «доброкачественная»? Подтверждение этому – международная классификация болезней МКБ-10, в которой нет такого заболевания и шифра «доброкачественная гиперплазия предстательной железы», а есть просто N40 Гиперплазия предстательной железы.

– С чем в настоящее время связывают патогенез развития ГПЖ? Какие исследования, проведенные в последние годы, вы считаете наиболее значимыми для понимания патогенеза ГПЖ?

– Несмотря на значительный прогресс в медицине, многие вещи и явления у нас остаются непознанными. Это касается и ГПЖ, патогенез которой остается не до конца выясненным.

Общепринятой теорией является теория роли 5-альфа-редуктазы – фермента, локализующегося в стромальных клетках простаты, способствующего необратимому переходу тестостерона в дегидротестостерон, который в свою очередь связывается с андрогенными рецепторами в простатических стромальных клетках и запускает процесс секреции паракринных факторов роста. Эти факторы роста из стромальных клеток проникают в эпителий простаты и стимулируют его рост, пролиферацию и дифференцировку. Все мы знаем, что существует два изоэнзима 5-альфа-редуктазы – 1-го и 2-го типа, и при доброкачественных процессах в простате экспрессируются оба подтипа, но в большей степени 5-альфа-редуктаза 2-го типа. Вопрос, что приводит к активации 5-альфа-редуктазы, сказать сложно. Исследования ведутся, надеюсь, что мы узнаем их результаты.

– Связано ли развитие СНМ и ГПЖ с образом жизни, сопутствующими заболеваниями?

– Безусловно, связаны. Тут необходимо помнить о том, что симптомы нарушенного мочеиспускания могут быть не связаны с гиперплазией предстательной железы.

Нет также никакой четкой корреляции между размерами, объемом предстательной железы, возрастом пациентов и степенью выраженности симптомов.

Но образ жизни, сопутствующие заболевания, лекарства, которые принимает пациент, – все это может оказывать большое влияние.

– Какие изменения произошли в диагностических и лечебных подходах к лечению ГПЖ?

– Раньше мы все изменения мочеиспускания у пожилых мужчин списывали на гиперплазию предстательной железы. Сейчас мы уже знаем, что различные варианты нарушений мочеиспускания не всегда связаны с ГПЖ. Они могу быть связаны с общим старением организма, органов того же мочевого пузыря, нарушениями со стороны центральной и периферической нервной системы.

У многих людей сейчас имеется метаболический синдром, возрастные изменения гормонального фона. Задача врача- уролога – разобраться во всем этом многообразии. Тогда станет понятно, почему после блестяще выполненной операции пациент остается с теми же симптомами, с какими он изначально обратился на прием, – учащенное мочеиспускание, ноктурия.

Мы прекрасно научились лечить людей, которые приходят с симптомами инфравезикальной обструкции вследствие ГПЖ. Что же касается ирритативных симптомов, то мы уже понимаем, что они зачастую никак не связаны с ГПЖ. Именно эти пациенты после операции вынуждены принимать те же самые таблетки, что и до операции.

Именно эти пациенты формируют пул «недовольных» пациентов, которым не помогло оперативное лечение. Именно поэтому всегда есть смысл в консервативной терапии СНМ и ГПЖ, которая может стать альтернативой операции.

В современном лечении любых заболеваний надо следовать клиническим рекомендациям – национальным российским, европейским, американским, так как они все являются квинтэссенцией огромного количества знаний и исследований, выполненных экспертами мирового уровня.

– Каким образом можно прогнозировать эффект от терапии альфа-блокаторами (аБ)? Есть ли категория пациентов, у которых монотерапия будет неэффективной? Кто к ним относится?

– Сложный вопрос, однозначно на него ответить нельзя. Критерии эффективности альфа-блокаторов могут определяться их влиянием на обструктивные и/или ирритативные симптомы. Одно время даже бытовало мнение, что аБ эффективны у тех пациентов, у которых преобладает стромальный компонент простаты.

Другие авторы говорили о том, что если по данным МРТ у пациента преобладает железистый компонент в простате, то у него будут более эффективны 5-АРИ, а при преобладании стромального – аБ. На мой взгляд, такого метода, который бы определял прогноз эффективности препаратов у пациентов с ГПЖ, не существует.

Вот, например, 25–30 лет назад мы говорили о том, что аБ будут неэффективны у пациентов с выраженной средней долей. Сейчас мы наблюдаем, что на европейском уровне обсуждают тему протрузии средней доли в мочевой пузырь, величины пролабирования.

Вероятно, мы тогда опередили время и первыми обратили на это внимание. Недостаток в том, что мы не довели это предположение до высокого уровня доказательности.

Поэтому четко можно сказать, что не следует ожидать высокой эффективности любого медикаментозного лечения у пациентов с выраженной средней долей, у остальных же пациентов медикаментозная терапия является хорошим методом управления ситуацией.

– Как улучшить эффект медикаментозного лечения пациентов с ГПЖ?

– Повысить эффективность медикаментозного лечения пациентов с ГПЖ можно путем искусного комбинирования различных групп медикаментов между собой.

Мы все знаем, что у пациентов с гиперплазией простаты применяются кроме альфа-блокаторов и блокаторов 5-альфа-редуктазы ингибиторы 5ФДЭ, холинолитики, растительные препараты, бета-3-адреномиметики. Профессор И.А. Корнеев насчитал около 30 различных комбинаций между этими препаратами.

Разумеется, наивно предполагать, что мы можем помочь пациенту назначением какой-то одной таблетки. Конечно, комбинации препаратов, имеющих различные точки приложения, позволят расширить терапевтический эффект, устранив большую часть симптомов.

«Золотым стандартом» в лечении ГПЖ в настоящее время по праву считается комбинация альфа-блокаторов и блокаторов 5-альфа-редуктазы. Поиск комбинаций для каждого конкретного пациента – задача и искусство врача-уролога.

– Можно ли рассматривать комбинированную терапию ГПЖ как терапию 1-й линии?

– Да, конечно, за исключением немногих ситуаций.

– Можно ли рассматривать монотерапию ингибиторами альфа-блокаторами и когда надо добавлять 5-АРИ?

– Монотерапию альфа-блокаторами, я считаю, можно назначить в ситуациях, когда надо выиграть время, отложить на некоторый небольшой промежуток времени оперативное лечение, например, у пациента поездка или иные семейные либо профессиональные обстоятельства, тогда альфа-блокаторы – это краткосрочный вариант подстраховки.

Исследования MTOPS, COMBAT, REDIUS показали, что альфа-блокаторы дают хороший терапевтический эффект, но не пред­отвращают рост предстательной железы.

Поэтому монотерапия аБ – это все же временное решение, но по рекомендациям РОУ и EAU при объемах предстательной железы более 40 см3 рекомендуется добавлять 5-АРИ, например Пенестер.

– Влияют ли сопутствующие заболевания (метаболический синдром, СД и т.д.) на выбор назначения ингибиторов 5-альфа-редуктазы?

– Мы уже говорили, что существуют два типа альфа-редуктазы – 1-й и 2-й. Финастерид действует на один подтип, дутастерид – на оба подтипа. Сейчас появились работы о том, что дутастерид может вызывать метаболические изменения в печени. Пока к этим публикациям я отношусь осторожно, эти мнения требуют подтверждения в других исследованиях.

– Какое место среди всех критериев для непрерывного приема комбинированной терапии занимает ее ценовая доступность и почему?

– Конечно, это очень важный фактор. Пациенты, находящиеся на комбинированной терапии, вынуждены принимать ее на протяжении многих лет, иногда всю оставшуюся жизнь, стоимость такой терапии должна быть доступной.

Пациент должен знать, что есть препараты разных ценовых категорий, которые не отличаются друг от друга по эффективности и безопасности. Если назначаете дженерические препараты, вы должны быть уверены в качестве препарата, в компании, которая его производит.

Благодаря дженерикам хорошее лечение и хорошие препараты становятся доступными все большему числу пациентов.

– Что бы вы пожелали урологам, которые ежедневно занимаются лечением пациентов с СНМ/ГПЖ?

– Очень важным моментом является отношение к пациенту – оно должно быть индивидуальным. Сейчас есть модный термин «персонифицированная медицина», но в русской и российской медицине всегда был принят индивидуальный подход, пусть не на молекулярном, не на генетическом, но на клиническом уровне.

Выбор правильной терапии зависит от того, насколько врач правильно разберется в симптомах, насколько точно поставлен диагноз. Второй момент – следование клиническим рекомендациям, что может уменьшить процент ошибочных решений. Помните о том, что для оперативного лечения должны быть серьезные основания.

Современная консервативная терапия ГПЖ достаточно эффективна и позволяет многим пациентам избежать операции и жить с достаточным комфортом многие годы.

Источник: https://lib.medvestnik.ru/articles/Dokazatelnaya-medicina-dlya-giperplazii-predstatelnoi-jelezy.html

WikiUrolog.Ru